• 16 ноября 2017

    В Багдаде все спокойно

    Российские порты Каспийского бассейна длительное время страдают от падения грузооборота. Снятие санкций с Ирана, расшивка «узких места» на ВВП России, возрождение круизного судостроения дают надежду на оживление отечественных портов Каспия. Утвержденная на днях Стратегия их развития предполагает создание нового глубоководного порта в Каспийске.

    Глубинные риски


    Совокупная мощность российских портов Каспийского бассейна оценивается более чем в 20 млн тонн в год, при этом с 2011 года по 2016 год их загрузка снизилась более чем в 1,5% и составила 30% от мощности. Совокупный грузооборот каспийских портов за 2016 года составил всего около 6 млн тонн в год.

    Падение грузооборота связано со многими факторами, прежде всего с изолированностью самого Каспийского моря. Морская торговля для России здесь перспективна, в основном, только с Ираном и через него - с Индией, поскольку с другими странами региона имеются сухопутные границы, развитое железнодорожное и автомобильное сообщение. Но Иран длительное время находился под международными санкциями и торговля с ним была затруднена. Транзитный поток упирался в проблемы с глубинами Волго-Каспийского судоходного канала и в целом на внутренних водных путях России.
    Эти факторы не способствовали инвестициям в каспийские порты, которые стали остро нуждаться в модернизации. Например, в том числе из-за технических проблем с перевалкой нефтеналивных грузов в порту Махачкала, порт потерял более 70% от своего грузооборота.

    Другой порт бассейна – Астрахань, расположен в городской черте, что сдерживает его развитие, также он нуждается в ледокольном обеспечении в зимнюю навигацию. Порт сильно «завязан» на экономику Ирана, который активно развивает собственную металлургию, что привело к падению перевалки основного астраханского груза – черных металлов.

    Падение спроса на черные металлы со стороны Ирана еще в большей степени затронуло порт Оля, их доля в грузообороте порта составляла порядка 80%. Поддерживать существование порта в настоящее время помогает перевалка зерновых. Так как Оля является единственным портом бассейна, не расположенным в городской черте, то ранее заявлялись планы по выносу портовых мощностей из Астрахани в Оля, однако они так и остались на бумаге.

    Утвержденная на днях Стратегия развития портов бассейна предполагает увеличение их грузооборота до более 14 млн тонн в год, в том числе 7 млн тонн в год зерновых. Для достижения этой цели предполагается провести модернизацию существующих мощностей, перепрофилировать мощности по перевалке черных металлов под зерно, построить два новых порта (их местонахождение пока не утверждено) и глубоководного терминала (рассматривается Каспийск). Глубоководный терминал, как планируется, должен будет работать с зерном и контейнерами, его мощность на полное развитие должна составить 3 млн тонн зерновых в год. Для дноуглубительных работ предусматривается привлечение российских судов, которые будут строиться в перспективе.

    По расчетам авторов Стратегии, выполнению этих задач будет способствовать рост объемов торговли с Ираном и развитие транзитных перевозок по международному транспортному коридору «Север-Юг» с использованием внутренних водных путей России, которые, в свою очередь, получат импульс к развитию благодаря строительству Багаевского и Городецкого гидроузлов.

    Кроме того, предполагается наладить круизное судоходство по Каспию, тем более, что на судостроительном заводе «Лотос» круизное судно отечественного проекта уже строится.

    Таким образом, в настоящее время созрели экономические и политические предпосылки для возрождения портов бассейна, длительное время страдавшего от падения грузооборота. Успешная реализация заявленных планов позволит не только их оживить, но и создать более прочные экономические и политические связи с Ираном, Индией и другими странами региона.

    Виталий Чернов.